БОЛЬШАЯ КОНЮШНЯ

published at 09/08/2017

Большая конюшня разделена на несколько помещений: стойла, предназначенные для упряжных лошадей, денники для чистокровных лошадей, кухня для приготовления корма, рабочая мастерская, шорная мастерская для парадных лошадей, большой зал, гаражи для экипажей, а также крытый манеж и стойла для пони.

В так называемой конюшне для полукровок находились упряжные лошади, которые использовались в качестве конной тяги для экипажей. Она была разделена на стойла, в которых на привязи содержались лошади без упряжи. Это здание с 1877 года в первозданном виде сохранило свою внутреннюю планировку и отделку: стойла, дощечки с именами лошадей, скамьи, чугунные кормушки и водопойные желоба, над которыми нависает плита из многоцветного эмалированного чугуна, шары и крючки из латуни, дуговые лампы. Деревянные перегородки имели специальное защитное покрытие для того, чтобы лошади не повредили бока. На стене, в резной деревянной рамке висело специальное расписание для конюхов со списком их дел и задач на день.

За конюшней для упряжных лошадей находились стойла для лошадей, предназначавшихся для верховой езды. В отличие от упряжных, чистокровные лошади, предназначенные для верховой езды, более энергичные и подвижные. Именно поэтому у каждой из них был свой отдельный денник, где она находилась без привязи. Стены, изначально отделанные панелями из лакированного дерева, в 50-х годах ХХ-го века утратили свою облицовку. Низкие двери имели специальное защитное покрытие для того, чтобы лошади не повредили колени. По узкой сводчатой галерее, которую не видно снаружи, и которая находилась сзади от стойл, персонал конюшни свободно перемещался между кухней и конюшней, предназначенной для упряжных лошадей.

Большой двор вёл в специальную кухню для приготовления корма и рабочую шорную мастерскую. Этот большой зал, три стены которого были обшиты панелями, одновременно служил и рабочей мастерской, где зимой после каждого выезда приводили в порядок упряжь (снимали, мыли, сушили и устанавливали на прежнее место), и кухней, на которой готовили «мэш» - специальный корм для лошадей на основе варёных злаков. Две дуговые лампы, изначально установленные под холлом и очень похожие на те, которые можно видеть в Париже в Опере Гарнье и Городской ратуше, подчёркивали современный облик конюшен, которые уже в 1898 году были оборудованы системой электрического освещения.

К рабочей мастерской примыкало помещение для парадных сёдел. Оно отлично сохранилось с конца XIX-го века вместе с огромной коллекцией великолепных упряжей и кнутов и в настоящее время считается одним из самых красивых помещений такого назначения во Франции. Все шорно-седельные изделия были изготовлены мастерами самых известных домов XIX-го века, среди которых такие громкие имена, как Hermès, Clément, Adler, Adam и т.д. Все сбруи, вне зависимости от того, были ли они спортивными со специальными ремнями и бубенчиками, парадными с «английским» хомутом и украшениями из позолоченной бронзы, простые или двойные, или же предназначались для пони, традиционно подвешивались вокруг шорной мастерской, как это было принято в то время.

Благодаря своему центральному расположению, а также большим размерам холл поистине являлся сердцем конюшни. В любое время года его широкая крыша защищала обслуживающий персонал конюшен от непогоды. После каждой поездки здесь мыли экипажи и лошадей, прибивали им подковы, запрягали, используя упряжь, которая хранилась в шорной мастерской, расположенной по соседству. Настенные часы отмеряли время, отведённое для каждого вида работ (перевязка, чистка, седлание, снаряжение), а на специальной табличке был написан список дел и задач на день для каждого служащего конюшни (лакей, ямщик, кучер, конюх и т.д.).

Дальше шли два гаража для конных экипажей. В первом сохранились четыре экипажа, принадлежавших в своё время семье де Брольи, а во втором одна парадная берлина.

В углу двора находился небольшой крытый манеж диаметром около двенадцати метров, который предназначался для выездки на корде под восхищёнными взглядами принца Анри-Амеде де Брольи и его гостей, которые удобно располагались в кольцевой галерее, возвышавшейся над скаковой площадкой. Для сооружения данного манежа архитектор Поль-Эрнест Сансон использовал основание старой печи для обжига глиняной и стеклянной посуды с мануфактуры, основанной в своё время Жаком-Донасьеном Ле Реем де Шомон. От печи остались только стены над галереей, тогда как нижний уровень был опущен. Автором нижней части стен и конусообразной кровли был Сансон.

В конюшне, предназначенной для пони, оборудовано четыре стойла по углам и три денника между двумя боксами у северной стороны. Благодаря сохранившимся в своем первоначальном виде боковым перегородкам, обшивке стен, кормушкам и решеткам для сена, эта конюшня нисколько не уступает по роскоши конюшне для упряжных лошадей. Единственное отличие заключается в том, что каждое стойло имеет индивидуальную систему открывания и закрывания дверей, оснащенную предохранительным механизмом, препятствующим спонтанному открыванию дверей, что позволяет избежать травм животных.